Мясная промышленность Новости Статьи

Цена на мясо: структура

Из чего складываются казахстанские цены на мясо, как Нидерланды зарабатывают на мясных поставках, что упускает из внимания Кабмин, почему уступают дорогу фермерам в Австралии и сколько миллионов тенге должен ежемесячно зарабатывать непритязательный сельский предприниматель Казахстана.

Вашему вниманию интервью издания https://bnews.kz:

Это BNews Online, меня зовут Салтанат Уайс. Сегодня в студии в гостях генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев.

С.Уайс: Максут, здравствуйте!

М.Бактибаев: Доброе утро!

С.Уайс: Максут, расскажите пожалуйста, из чего складывается цена на мясо?

М.Бактибаев: Стоимость мяса складывается, как и на все рыночные товары, исходя из спроса и предложения, это в первую очередь. А предложение – это объем производства, если объем производства опережает объем спроса, то цена снижается. Если, наоборот, объем спроса превышает объем производства, то цена растёт. Нам выгодно, когда цена растет. Почему? Потому что больше людей будут заниматься сельским хозяйством и животноводством и, в конечном итоге, учитывая наши большие ресурсы, наши обильные пастбища, наши кормовые ресурсы, цена мяса будет снижаться.

По исследованиям Всемирного банка, которое они проводили в прошлом году, Казахстан является наиболее оптимальной страной для выращивания мяса, именно говядины и баранины с самой низкой себестоимостью в мире, это удивительно, но это факт. Почему? Потому что у нас для фермеров земля практически бесплатная. В развитых странах, в Австралии или в Бразилии, один гектар пастбища стоит от пяти до десяти тысяч долларов, у нас фермер берет ее у государства бесплатно. Налоги во всем мире на сельское хозяйство облагаются стандартно, то есть, не такие большие.

У нас крестьяне практически ничего не платят из налогов, коэффициент налоговой нагрузки — максимум 1% от оборота. Ну, для крупных предприятий, конечно, до 7%-10% процентов доходит. И на глобальном рынке крупнейшим в мире партнером стал Китай, последние пять лет, Россия — один из крупнейших импортёров мяса, в тройку входят, они наши соседи, соответственно все пути сложились. Теперь наша задача производить настолько много мяса, чтобы его хватало не только себе, но и достаточно для экспорта.

С.Уайс: Может ли Казахстан полностью обеспечить себя мясом?

М.Бактибаев: Давайте определимся сначала. Есть несколько разновидностей мяса, это говядина, баранина, мясо птицы, свинина, утка и т. п. Давайте четко определим, о чем мы говорим.

С.Уайс: Ну, самое популярное мясо у нас, я думаю, это баранина и говядина.

М.Бактибаев: По потреблению первое место занимает говядина — это 25-26 кг на душу населения, затем идет мясо птицы — курица. Затем идет баранина и конина, примерно 7-8 кг на душу населения. Затем последнее — это свинина, это связано с тем, что у нас больше мусульманская страна по потреблению. Мы произвели в прошлом году по данным статистики 480 тысяч тонн, импортировали 7 тысяч тонн, то есть, это почти 1,5% от общего объема, экспортировали почти 20 тысяч тонн. То есть, в прошлом году у нас уже был экспорт, значит, мы себя обеспечили. Это считается очень просто, то есть объем производства плюс объем экспорта, минус импорт, получается, что мы физически производим.

Нужно отметить, что многие говорят, зачем вы экспортируете, пока вы себя не обеспечили. Во-первых: мы обеспечили себя, во-вторых, это нормально, это торговая деятельность. Если покупаешь дешево, продаешь дорого, как допустим, голландцы поступают, у них 100 миллиардов долларов — оборот по сельскому хозяйству, но это также и за счет того, что они и покупают у всего мира, они продают всему миру, и на этом хорошо зарабатывают. Покупка дешевого мяса для переработки — допустим для колбас и продажа высококачественного мяса для стейков — это нормально. То есть, здесь не нужен советский подход плановый, когда все должно биться в ноль, а потом уже экспорт. Нет, это рынок. Америка производит 12 млн тонн, но сама импортирует миллион тонн, представляете, и экспортирует то же самое. Но покупает дешевое мясо, опять же — для своих бургеров. Продает стейки, зарабатывает в три раза, это бизнес, это нормально. Тем более, мы находимся на транзитном маршруте географически, в центре Азии, мы можем заниматься этими потоками, и это нужно.

С.Уайс: В какие страны мы сейчас экспортируем мясо?

М.Бактибаев: В первую очередь, это Узбекистан, Узбекистан у нас начал покупать много мяса. Потому что экономический рост, либеральная политика, курс доллара и плюс, как бы это не парадоксально, Узбекистан начал национальную программу животноводства, буквально в марте этого года, подписанную указом президента. Они видят то, что у нас получается, и тоже начали завозить маточное поголовье, тоже начали завозить бычков для откорма и экспортировать дальше, в Афганистан, Иран, потому что рядом находятся с ними.

Второе место занимает Иран, потому что Иран закупает очень много говядины, баранины по хорошей цене. Это тоже связано с тем, что у них объем производства не такой большой, населения много. Россия покупает, но с переменным успехом, честно сказать, то открывает, то закрывает границы. Соседские отношения — они такие. Мы им одно закроем, они нам другое закроют.

Плюс Китай начал покупать, но очень мало, потому что там достаточно сложная процедура, мы туда 30 лет ничего не продавали и для того, чтобы пробить всю эту дорогу нужно приложить определенные усилия. То есть, для информации: в Китае получили разрешение около 200 компаний, но только 4 там работают реально в этом направлении, а это мало. Здесь требуется длительное время,чтобы все это настроить.

С.Уайс: А в страны дальнего зарубежья?

М.Бактибаев: Страны дальнего зарубежья — это что? Америка, Канада или Австралия, или что?

С.Уайс: Страны Западной Европы, Центральной Европы, например?

М.Бактибаев: Нет, во-первых эти страны сами обспечивают мясом, являются экпортерами, пока речь об этом не идет. Еще один интересный момент, в целом идет мировой тренд на баранину, почему, потому что мало стран осталось, в которых есть большой потенциал для производства баранины, потому что для баранины нужно только пастбище. А для производства говядины можно использовать как молочное стойловое содержание, так и пастбища.

У нас звезды сошлись: есть и то, и другое. Еще есть Монголия, но в Монголии немного другая экономическая ситуация, поэтому не могут это массово начать. Хотя тоже есть попытки, программы принимаются и так далее. По баранине я думаю, что в перспективе мы можем занять топ-5 мировых производителей по баранине, потому что у нас есть все для этого. В среднем цена на баранину ежегодно в мире растет на 10-15%, именно из-за этого.

С.Уайс: Кстати, о росте цен, по аналитическим данным за последний год наблюдается рост цен на 5-15%. С чем это связано?

М.Бактибаев: Ну, во-первых, инфляцию никто не отменял. Инфляция у нас на все есть и есть элементы курса доллара. Но что касается мяса, здесь это 100% казахстанский продукт, поэтому на него курс влияет во второй, третьей степени. Потому что мы покупаем запчасти иностранные для техники, какие-то удобрения, семена может быть. Но это всего 5-10% себестоимости.  На самом деле основным движущим фактором роста цен на сельхозпродукцию, в особенности на мясо, является рост цен на ГСМ, на дизельное топливо.

Если вы поднимете данные, буквально три года назад солярка стояла дешевле, чем бензин на 30%. Сейчас бензин кажется стоит 140 тенге, 92-й бензин. Солярка стоит почти 200 тенге. Нонсенс. Дизельное топливо — это продукт побочной переработки. Когда нефть перерабатывается, должно быть там АИ-98, потом — 95-й, 92-й бензины, самые такие ликвидные вещи, а остальное солярка, мазут и т.д. продаются по остаточной себестоимости. У нас, наоборот, то есть раньше до 2017 года солярка стоила дешевле, чем бензин на 20-30%, сейчас она на 20-30% дороже.

Вопрос: почему? Там говорят, что рост акцизов. Но если это так, то правительство, получается, само вынуждает нас поднимать цены на мясо, не контролирует этот вопрос. Я занимаюсь сельским хозяйством 10 лет и всегда сельхозпроизводители получали удешевленное дизельное топливо по гарантированной цене и гарантированные его объемы. Сейчас только объемы гарантируются, а цена рыночная. Удивительно. Мы говорим с одной стороны, сельхозпродукция, продовольствие — это для нас является приоритетом. Потому что очень много социально-уязвимых слоев и нужно поддерживать на уровне. Но с другой стороны, государство нам отпустило цены на ГСМ, на дизельное топливо и мы в итоге имеем рост цен в 2,5 раза. Солярка выросла в 2,5 раза за последние четыре года. Соответственно, солярка занимает до 40% в структуре себестоимости мяса. Если она подорожала в 2,5 раза, соответственно и мясная продукция будет дорожать.

С.Уайс: Вернемся к первому вопросу о том, из чего все таки складывается цена на мясо.

М.Бактибаев: Возьмем в пример обычного фермера, у которого допустим 100 коров. Летом он скот пасет, ему ничего не надо, просто для своей машины, скутера или джипа, неважно на чем он ездит, нужен какой-то бензин, чтобы ездить. Летом он заготавливает корма на зиму, это сено, в основном. Сено он косит, у него есть трактор, косилка, пресс-подборщик, какая-то техника и для него нужна опять солярка. Основные деньги уходят туда и на запчасти, ну, небольшая сумма. И к зиме он также покупает зерно, ячмень или отруби. Но, в основном, это ячмень. Опять же цена на ячмень тоже подорожала в два раза. Раньше цена на ячмень была 25-30 тысяч, в прошлом году уже 55-60 тысяч. Но это нормально. Это рыночный процесс, товар должен стоить столько, за сколько его готовы покупать, иначе, зачем тогда заниматься бизнесом?

Нам надо точно определиться: мы занимаемся бизнесом или у нас плановая экономика? Давайте определимся уже. Поэтому мы за то, чтобы фермеры получали ту прибыль, которую они заслужили. На самом деле попробуйте поработать на месте фермера. В любую непогоду ты должен работать, у тебя нет выходных, у тебя не самые комфортные условия труда. У тебя нет офиса класса А, кондиционирования и так далее. И ты должен, соответственно, зарабатывать премию какую-то. Взять среднестатистического человека и сказать «ты будешь работать в офисе с 9 до 6, распечатывать какие-то отчеты, либо ты будешь пасти скот, заниматься кормами, покупать, продавать». Конечно тот скажет, я тут могу заработать… эти «люди из первой категории» зарабатывают 300-500 тысяч тенге, допустим, в Астане и Алматы, даже больше может. А фермеры что, 200 тысяч зарабатывать должны что ли? Они тоже зарабатывают. Миллион, два миллиона должны зарабатывать на самом деле!

Извините, это такой рынок… Я удивляюсь, когда говорят «вот сельхозники много зарабатывают». Немного. Фермеру на самом деле, потому что он живет на селе, много денег не надо. Поэтому вы все пользуетесь тем, что фермеры — люди, в основном непритязательные и не требуют себе каких-то там роллс-ройсов, мерседесов. Они живут очень скромно и зарабатывают немного денег. Поэтому здесь, наоборот, нам нужно дать возможность зарабатывать больше, чтобы он почувствовал себя социально-значимым бизнесменом и другие люди, чтобы присоединялись. Мы говорим о том, что нужно увеличить количество фермеров. Для этого профессия фермера должна быть престижной. Она должна быть высокооплачиваемой. Государство должно создавать ему все условия. В Австралии, если вы стоите в очереди на самолет, если человек в шляпе ковбойской, либо со значком фермера, то его пропускают. Потому что понимают, что он кормит страну. Его время дороже, чем ваше время, которое офисное.

Но у нас наоборот. Мы можем увеличить прибыль фермера двумя способами: прямыми субсидиями из государства, либо ценой. Субсидий на всех не хватает. Минсельхоз декларировал, что откажется от субсидий в сельском хозяйстве и переведет их на льготные кредиты. И это нормально. Субсидии создают, так скажем, неровное поле для конкуренции, а льготный кредит для всех — это правильно. Кто работает, тот получает больше. Поэтому здесь нужно понимать, что фермер должен зарабатывать столько, сколько он должен зарабатывать. Вопрос в том, что социально-уязвимые слои населения, которые у нас есть, они очень остро реагируют на рост цен на продовольствие. Потому, что продовольствие занимает 50-60% в структуре затрат в домохозяйстве и это большая проблема. Но это не проблема сельского хозяйства. Это проблема в целом экономики, трудоустройства, занятости. Но это не наша проблема. Поймите правильно.

С.Уайс: Спасибо вам за интервью. Желаем вам плодотворной работы!

М.Бактибаев: Спасибо!

С.Уайс: Сегодня в студии в гостях был генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев. Всего доброго! До свидания!

Cсылка: https://bnews.kz/live/conference/pochemu_v_kazakhstane_dorozhaet_myaso_rasskazal_maksut_maktibaev/?fbclid=IwAR2-tM1Z819OOVKTnTE0RYJ-cOHhwZJe7NDddP48UNWQJCdToYEsZR2AYlU