Новости

Целесообразен ли налог на сахаросодержащие напитки?

Ассоциация производителей безалкогольных напитков и соков Казахстана считает, что предлагаемый экспертами Всемирного банка введение налога на сахаросодержащие напитки нецелесообразен. Об это ассоциация сегодня распространила пресс-релиз. Вот что говорится в документе:

Исполнительный директор Ассоциации производителей безалкогольных напитков и соков Алия Мамытбаева выразила официальную позицию Ассоциации относительно недавнего заявления представителя Всемирного Банка на пресс-конференции, организованной совместно с Министерством Здравоохранения РК.

В ходе пресс-конференции специалист Всемирного Банка предложила ввести в Казахстане налог на сахаросодержащие напитки. Как было заявлено представительницей ВБ, это может привлечь дополнительно до 182 млрд. тенге налогов в бюджет, а также снизить заболеваемость неинфекционными болезнями. Специалист также утверждает, что рост цен и снижение спроса на сахаросодержащие напитки в результате введения налога не отражается на рабочих местах, производстве в смежных секторах промышленности и на секторе розничной торговли. Так ли это в действительности?

Безалкогольные напитки не относятся к продуктам питания первой необходимости. Рынок безалкогольных напитков характеризуется высоким коэффициентом эластичности спроса, который составляет 1,5 (увеличение цены на 10 % приводит к снижению продаж на 15 %). Так как маржа в нашей отрасли очень низкая, производители просто вынуждены будут перекладывать бремя налога на плечи потребителей, иначе производство становится нерентабельным. Именно это и произошло в тех странах, где уже был введен налог. В такой ситуации страдают прежде всего менее обеспеченные слои населения. Анализ зарубежного опыта показывает, что введение налога несет значительный мультипликативный эффект для целых сегментов национальной экономики.

В Мексике введённый в 2014-м году налог на сахаросодержащие напитки вызвал сокращение почти 11 тысяч рабочих мест на предприятиях по производству безалкогольных напитков и в сельскохозяйственных компаниях, которые являются основными поставщиками отрасли. В 2014 году закрылись более 30,000 небольших магазинов, в которых под новый налог попало более 50% ассортимента. Работа в этих магазинах давала средства к существованию более 600 000 семей. Было установлено, что 64% поступлений в госбюджет от этого налога пришлись на долю малоимущих слоёв населения. При этом сокращение в ежедневном потреблении калорий оказалось минимальным, а положительного эффекта для здоровья нации вообще не было достигнуто.

В Великобритании в 2016 году отчет Oxford Economics прогнозировал угрозу для 4000 рабочих мест и сокращение вклада отрасли в экономику страны на 132 миллиона фунтов стерлингов в результате налога на напитки, который вступил в силу в апреле 2018 года. И хотя британская налоговая схема имела целью сокращение потребления напитков именно с высоким содержанием сахара, предусматривая повышение размера налога в зависимости от количества граммов сахара в напитках, а также давала производителям срок в два года на изменение рецептуры своих напитков, даже такая схема не принесла ожидаемых результатов. После введения налога британское правительство установило, что повышение цен на безалкогольные напитки из-за налога повысит инфляцию, которая, в свою очередь, повысит объём государственных платежей, связанных с инфляцией, примерно на 1 млрд. фунтов стерлингов в 2018-2019 годах. В итоге, новый налог на безалкогольные напитки будет стоить правительству больше, чем полученные от него доходы.

В ЮАР при оценке потенциального воздействия было спрогнозировано, что введение налога на напитки в размере 20% спровоцирует потерю 62,000 — 72,000 рабочих мест и поставит под угрозу создание запланированных 18,000 — 28,000 новых рабочих мест в отрасли в течение трёх лет.

Очень малое число Штатов в Америке приняло закон о налогообложении сладких напитков. Многие Штаты рассматривали такую возможность, но отказались от нее после анализа потенциальных последствий, который показал экономическую неэффективность данной меры. Эстония, как и Штаты, рассматривала данную меру, но признала ее неэффективной и не ввела налог.

Суммарные поступления в национальный бюджет не увеличиваются, а сокращаются: потери от недополученного НДС, налога на прибыль (доходы) и др., образующиеся вследствие падения продаж безалкогольных напитков, значительно превышают доходы в бюджет от акциза. К примеру, по оценкам Центрального института экономики и менеджмента Правительства Вьетнама (Central Institute for Economic Management of the Government of Vietnam), 10% акциз на газированные напитки в этой стране привел к дополнительным поступлениям в бюджет 8,46 млн. долл. и одновременно суммарным потерям в экономике на сумму 52,6 млн. долл.

Аналогичный «перевес» отмечается в расчете, выполненном Центром исследований и коммуникаций Тихоокеанско-азиатского университета: в случае введения на Филиппинах 20% акциза на сахаросодержащие напитки ожидаемые поступления в бюджет составят 4,479 – 10,0 млрд. филиппинских песо, тогда как суммарные потери бюджета в этом случае оцениваются в 77,4 млрд.

В Казахстане непосредственно в индустрии производства безалкогольных напитков задействовано большое количество человек, при этом одно рабочее место в отрасли дополнительно создает от 7 до 10 рабочих мест в смежных отраслях: от поставщиков сырья в начале до пунктов розничной торговли и переработки отходов в конце этой цепи. Очевидно, что число сокращенных рабочих мест в экономике Казахстана будет значительным.

Эффект от введения налогов в «оздоровление населения» также вызывает вопросы. Хотелось бы особо подчеркнуть, что на настоящий момент нет научно обоснованных данных, подтверждающих взаимосвязь роста неинфекционных заболеваний с употреблением сахаросодержащих безалкогольных напитков. Снижение продаж напитков в результате введения налога вовсе не означает, что здоровье потребителей от этого улучшается. Это может означать, что потребители переключаются на другие сладкие продукты или же начинают покупать более дешевые и зачастую менее качественные напитки. Например, в одном из Штатов Америки после введения налога на газированные напитки было обнаружено, что потребители со средним и высоким доходом переключились на фруктовые соки, смузи и молочные коктейли, которые гораздо калорийнее газировки.

Согласно исследованиям, проведенным в России, где привычки питания схожи с казахстанскими, 55% потребляемого населением сахара составляет сахар в чистом виде. На индустрию безалкогольных напитков (БАН) в России приходится лишь 1,5% от всего потребления сахара (источник: Научные труды Куб ГУ, Росстат: рассчеты авторов).

Т.е. вклад безалкогольных напитков в общую калорийность незначителен. Большинство калорий человек получает из продуктов питания, не подпадающих под налог, следовательно, введение налога только на категорию напитков не повлияет на структуру потребления калорий среднестатистического человека. Даже полный запрет категории безалкогольных напитков приведет к сокращению калорийности рациона казахстанцев менее, чем на 2,5%. Прогнозируемое сокращение потребления безалкогольных напитков на уровне 30% в случае повышения налогов приведет к сокращению калорийности рациона менее, чем на 1%.

Кроме того, необходимо учитывать национальные особенности пищевых привычек жителей каждой страны. К примеру, для жителей Казахстана чай является более привычным напитком, чем безалкогольные напитки. Согласно нашим данным, уровень потребления безалкогольных напитков на душу населения в Казахстане в 4-13 раз ниже стран, где рассматривалось повышение налогов (введение акцизов) как средство для снижения распространенности ожирения и заболеваемости диабетом.

В таких странах как Великобритания и Ирландия с введением налога на сахар в напитках производители изменили рецептуру большого количества напитков, полностью или частично заменив сахар на подсластители, чтобы сохранить вкус продукта. Ведь существует определенный порог для снижения сладости, после которого продукт становится непривлекательным на вкус. Крупные международные производители уже в течение нескольких лет проводят работу по снижению сахара в своих напитках, в том числе и в Казахстане – путем уменьшения количества сахара, использования подсластителей и введения в ассортимент упаковок меньшего размера.

Здесь важно учитывать, что в Западной Европе потребители гораздо более лояльны и привычны к употреблению подсластителей, чем в Казахстане, так как они используются в очень широком ассортименте продуктов. Люди привыкли как ко вкусу, так и к тому, что они безопасны для употребления в пищу. В Казахстане отношение к подсластителям все еще неоднозначное. Если налог на напитки в Казахстане будет иметь целью подтолкнуть производителей к замещению сахара его альтернативами, производителям будет необходимо заручиться поддержкой Минздрава в формировании положительного имиджа подсластителей среди населения.

В пресс-релизе по итогам пресс-конференции отмечается, что Всемирный банк выбрал Казахстан в качестве первой страны в регионе, чтобы провести свое исследование на тему целесообразности введения налогообложения на сахаросодержащие напитки. При этом представитель Всемирного банка призвал Казахстан быть лидером в этом вопросе среди стран бывшего СНГ.

Помимо того, что сама постановка лидерства вызывает сомнение = почему именно Казахстан, также для нас очевидно, что лидерство в этом вопросе однозначно негативно отразится на конкурентоспособности казахстанских производителей и собираемости налоговой базы.

Отечественная отрасль безалкогольных напитков работает в условиях жесткой конкурентной среды.  Введение налога на территории РК приведет к заполнению казахстанского рынка напитками из стран СНГ.  К примеру, после введения акциза в Дании, население стало ездить за покупками в соседние страны, где акциза не было. В результате правительство страны подсчитало, что ежегодно бюджет теряет около 40 млн евро из-за недополучения НДС, и отменило дополнительный налог на напитки.

Кроме того, лидером в этом вопросе среди стран ЕЭС уже стала Россия, которая отказалась от введения налога на напитки, подсчитав, что потеря налоговых доходов в результате сокращения производства, продаж и рабочих мест в отрасли будет гораздо выше, чем предполагаемый доход от самого налога, а также ввиду очевидной неэффективности введения налога для борьбы с неинфекционными заболеваниями.

Важно отметить позицию Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), которая признает, что налогообложение сахаросодержащих напитков не является эффективной мерой.  Документы ВОЗ в части продвижения политики здорового питания не содержат каких-либо отсылок и упоминаний в части отрицательного воздействия на здоровье человека конкретных наименований продукции, производимой пищевой промышленностью.

В докладе доктора Дугласа Бетчера, директора по профилактике неинфекционных заболеваний ВОЗ, сделанном им в конце 2017 года в Монтевидео (Уругвай), налогообложение напитков не вошло в число представленных им 16-ти наиболее эффективных мер по борьбе с неинфекционными заболеваниями.

По данным экспертных организаций, таких как Глобальный Институт McKinsey, наиболее эффективными способами борьбы с ожирением являются изменение рецептуры напитков с целью сокращения содержания сахара, уменьшение размеров порций и просветительская работа с потребителями для повышения уровня осведомлённости и осознанности выбора потребителей во избежание злоупотребления продукцией с высоким содержанием сахара.

4 декабря 2019 г. Союз производителей безалкогольных напитков и минеральных вод России (СПБН) и ряд производителей подписали Кодекс добровольных обязательств производителя. Казахстан также придерживается этого подхода. В результате проведения круглых столов и общественных слушаний по данному вопросу в 2019 году было принято конструктивное решение о подписании Меморандума о сотрудничестве между «Национальным центром общественного здравоохранения» Министерства здравоохранения Республики Казахстан и Ассоциацией производителей безалкогольных напитков, над которым сейчас работают производители, и который включил в себя ряд шагов, признанных международными экспертами как эффективные. Содержательная часть принципиальных направлений будет отражена в Кодексе добровольных обязательств ответственных производителей безалкогольных напитков и соков РК.

Данная стратегия соответствует программе ЕС «Платформа действий по диете, физической активности и здоровью» (EU platform for action on diet, physical activity and health) https://ec.europa.eu/health/nutrition_physical_activity/platform_en, разработанной на основе консенсуса государственных органов, науки и индустрии. Отметим, что в качестве стратегических мер по укреплению здоровья в программе ЕС предлагается создание условий и стимулирование массовой физической культуры и спорта, а также образование в отношении физиологии питания и свойств продуктов питания.

Учитывая опыт других стран, а также последствия, с которыми может столкнуться индустрия, а как следствие — и экономика Казахстана, введение налога на сахаросодержащие напитки будет неэффективно для Казахстана ни в экономическом плане, ни в плане здоровья населения. Предлагаемая мера однозначно приведет к оттоку инвестиций и негативным социально-экономическим последствиям, в том числе —  банкротству значительного числа предприятий и связанному с этим росту безработицы.

Избирательный характер предлагаемой меры, когда объектом налогообложения выбирается только одна отрасль, является дискриминационным по своей сути и в случае введения предлагаемой меры приведет к тому, что казахстанская отрасль станет аутсайдером не только в рамках стран таможенного союза, но и в рамках своей страны.