кошельки
Научные исследования Новости Специальный проект

Равномерное распределение богатства важнее чем рост ВВП

Почему в Казахстане создалось несправедливое и неравномерное распределение богатства? Об этом рассуждает молодой ученый, ассоциированный профессор КАЗГЮУ Куат Акижанов.

«Когда Казахстан возник как независимая страна, у нас не хватило политической воли и интеллектуального ресурса, чтобы понять какое общество мы хотим», считает он.

По его мнению, у нас создали капитализм 19 века.

«В лучшем случае это капитализм семидесятых годов в Латинской Америке. Совершенно неравномерное распределение богатства», говорит эксперт, изучающий эту тему уже почти десятилетие.

Тогда у нас бросились создавать капитализм и даже не задались вопросом, какой капитализм мы хотим создать. Какого типа рыночной экономики: англосаксонского, скандинавского, или  корпоратистского толка восточноазиатского типа.

Пик тенденции неравномерного распределения доходов появился в конце семидесятых, в начале восьмидесятых годов XX века.

Как известно, для описания среднего показателя неравенства в доходах используют коэффициент Джини. Он был разработан итальянским специалистом по статистике еще в раннем в XX веке.

Коэффициент ранжируются от 0 до 1.

Под нулём понимается полное идеальное равенство, которое нигде в мире не существует.

Единица означает, что всё богатство страны принадлежит одному человеку.

Более-менее идеального состояния смогли достигнуть на пике социально-демократического развития, скандинавские страны, как Норвегия и Швеция. В них коэффицент варьировался от 0,22 до 0,28. Это означает, что в стране всё равномерно распределяется.

Когда коэффициент Джини достигает 0,30 это достаточно неравномерное развитие, означает рост неравенства. 0,4 означает что страна развивается очень несправедливо.

То есть доходы присваиваются 10 процентами самых богатых.

Используют также другие показатели – это разница в доходах между между 10% или 20% самых бедных и самых богатых.

По середине — это считается средний класс.

Страны, где Джини превышает 0,5, отличаются совершенно несправедливым распределением доходов. Происходит концентрация богатства в руках рантье. Такое общество страдает очень многими социальными болезнями.

Например коэффициент Джини с 2010 года в США вырос до 0,45.

В Великобритании вырос с 0,25 до 0,40 в 2020 году. В Южной Корее в девяностых годах и в Аргентине последние 40 лет произошел взрывной рост неравенства. Индекс достиг почти до 0,60.

Поэтому в Аргентине происходили митинги, стычки и забастовки. Когда Джини доходит 0,50 это значит, что общество живёт во взрывной ситуации.

Тем временем, в Швеции коэффицент никогда не превышал 0,30. Они смогли отстоять справедливого распределения богатства.

Ученый констатирует, что по Казахстану о распределении доходов вообще нет данных.

Только есть одна цифра World Income Inequality Database, о том, что в 1996 году уровень неравенства в РК было 0,56 и это невообразимый показатель.

«Многие могут интуитивно согласиться, что это девяностые годы. Что это реформы, ожидание результатов, низкий экономический рост. Меня настораживает тот факт, что у нас вообще данные отсутствуют», говорит эксперт.

По его мнению, то, что было, они просто неправдоподобные.

«Джини показывают чуть-ли как 0,25. Как будто мы в Финляндии живём по уровню неравенства. На самом деле совсем не так», отмечает К.Акижанов.

По расчетам экономиста, на самом деле у нас коэффициент Джини где-то между 0,45 и 0,50.

Однако, слабое место коэффициента в том что это слишком усредненный показатель.

«У нас есть другие показатели, например KPMG в 2019 году опубликовал свои данные. Она показывает, что у нас 50 самых богатых человек владеют 50 процентами богатства, которым владеет всё население. Равняется она 16% всего номинального ВВП. 162 человека в Казахстане, то есть 0,001% населения владеют более чем 50 млн долларами, таким же уровнем богатства, как 50% всего населения», рассказал он.

Из-за неравномерного распределения богатства,  обнищания населения, отсутствия среднего класса, в 2019 году домохозяйства тратили около 50% дохода на еду.

Не потому что мы много едим, а потому что доходы слишком низкие. Если сравнить, в Украине это тоже 50%, в Болгарии – 36,5%, в Молдавии — 43,8%.

По данным ученого, в развитых странах как Великобритания, среднестатистический на еду тратят 10% дохода. В Финляндии около 11%.

Возникает вопрос, зачем говорить о неравенстве?

«Многие исследования показывают, что в последние 20 лет эта проблема игнорировалась. Много вопросов как идеологического, научного и политического характера», сообщил он.

В экономической теории доминирует  мейнстримовская неоклассическая, неолиберальная экономика, которая последние 30 лет использовалась, чтобы оправдать и легитимизировать эту экономическую идеологию, насаждалась во многих странах.

По мнению специалиста политэкономии, «мейнстримовская экономика эту проблему вообще не признавала. Она говорила, что есть бедность, на это вообще не надо обращать внимания. Говорилось, что неравенство это показатель развития общества, что конкурентоспособность растёт, инновации приходят».

Однако в последние 10 лет появилось очень много исследований неортодоксальных экономистов, которые доказывают, что на самом деле показатель неравенства является в обществе одним из самых главных. Если не самый главный.

«Это показатель благополучного развития. Ученые утверждают и указывают на то, что более-менее равномерное распределение богатства важнее, чем рост ВВП, и важнее того, чем мы любим кичиться, инвестиционным климатом в стране», говорит он.

Потому что неравенство задевает все аспекты человеческой жизни. Начиная от продолжительности жизни, кончая психоэмоциональным состоянием граждан. От образовательных успехов учащихся в школах,  кончая хулиганством на улице. На количество суицидов и разводов. Начиная от подростковой беременности, до низкого экономического роста, всё связано с неравномерным распределением доходов.

В мире в экономической идеологии доминирует парадигма: если есть экономический рост, то это самое важное и как бы эта волна поднимет целую гору. Этого не произошло и не происходит.

Этому яркий пример – США. Самая  богатая страна в мире, в то же время там же самое большое неравенство.

Сложившемуся положению в Казахстане, по мнению ученого, несколько причин: во-первых, нет данных, проблема вообще не изучается. Международных экспертов не допускают. С их стороны интереса тоже нет.

«Недавно у нас новоявленное агентство утвердило национальный план развития до 2025 года. Я изучил этот документ в 90 страниц. Как всегда очень много умных слов. Из профессионального интереса начал изучать и обнаружил, что там слово «неравенство» вообще не упоминается. Будто этой проблемы не существует. Искал, искал и нашёл одно слово, даже буквально половина фразы, даже меньше чем предложение», констатировал К.Акижанов.

По его мнению, у нас всё время любят в глобальные темы уходить и по этой причине в стратегическом документе целая глава посвящена глобальным тенденциям.

«Там есть только такая фраза, что в мире неравенство увеличилась в связи с пандемией. Но коронавирус 1 год только с нами, а неравенство в мире процветает уже почти 40 лет. Наши политики часто говорят, что это не только у нас, это во всём мире. На самом деле не так, в мире есть успешные страны», возражает он.

И в чем главная проблема, спросите вы.

У нас нет стратегического видения о том, какое общество, какую страну мы хотим видеть в будущем, считает К.Акижанов.

«Там очень много нужных и правильных слов.  Диверсификация экономики, инновации, человеческий капитал, зелёная экономика. Но нет стратегического видения, какое общество мы хотим построить. То есть полностью отброшена идея,  идеология и ценность распределения богатства», отметил экономист.

Все ученые показывают, что во многих развитых странах на наших глазах, уровень неравенства достиг такого уровня, что 1 процент богатых людей владеют стольким богатством, которое было до Первой и Второй мировой войн. После огромных социально-политических катаклизмов.

Причиной было то, что капитализм в начале XX века он был «позолоченным», но внутри он был гнилой.

2-3 процента населения контролировало все богатство и это все привело к мировому катаклизму и различным революциям и двум мировым войнам.

«И только начиная с 50-80 годов создали то, что мы сейчас понимаем как развитые страны. И такие страны, как Финляндия, скандинавские страны Швеция и Норвегия в 50х годах они были забытые богом страны. Только благодаря тому, какая политика проводилась, в основном социал-демократическая, создали  государство всеобщего благоденствия», добавил он.

У нас было понимание, что мы вроде именно такую страну хотим создать, когда мы произносим такие красивые слова, как инновационная экономика, зелёная экономика и инклюзивный рост.

«Но в управленческом уровне страны нету этого видения. Такая идеология даже не заявлена», сокрушается экономист.

Главная проблема в том что в развитых странах, во время золотого капитализма, не «позолоченного», а золотого капитализма, между 40-80 годами стала доминировать политика неолиберализма. Это было  время, когда произошел рост профсоюзов, политическая франшиза рабочего класса выросло, земельные реформы везде провели.

В Южной Корее, в Японии реформы имели репрессивный характер, чтобы провести перераспределение богатства. Политика привела к индустриализации, повышению уровня благосостояния населения и создали государство всеобщего благоденствия.

По многим разным причинам в конце 80х эти страны отказались от такого кейнсианства,  политики повышения спроса, когда государство регулирует  многие вопросы.

Сейчас начиная от Барака Обамы, кончая Папой Римским, все стали говорить о колоссальном неравенстве на глобальном уровне.

В 2010 году 388 человек владели каким же состоянием, как половина всего населения мира, то есть более чем 3 млрд человек. К 2020 году 8 человек завладели богатством 4 млрд людей.

«В таких странах, как Россия и Казахстан произошло, если не умышленное, то упущение в политике. Происходит  экстенсивная эксплуатация природных ресурсов. И финансиализация экономики. Когда капитал играет не вспомогательную роль, он существует ради существования. Раньше капитал использовали, чтобы создать экономическую ценность. Ныне капитал используется лишь для того, чтобы ещё больше капитал создавать. Раньше был капитал- товар- капитал. А сейчас капитал- капитал- капитал. Идёт колоссальный рост богатства, который происходит не из-за продуктивного, а из-за спекулятивного роста экономики. Большинство этих миллиардеров разбогатели не потому, что они такие умные, а созданы условия, при котором отсутствует прогрессивное налогообложение, которое ведет к концентрации богатства», поясняет эксперт.

Почему это произошло? По мнению ученого, «потому что у нас и среди политической элиты, и управленческой элиты, и среди ученых отсутствует понимание, что это должно стать стратегической задачей».

В 21 веке понимали, что  благополучное государство то, где идет интенсивный рост, где население благополучное.

«Сейчас  пересмотрели очень многие экономические теории и поняли, что экономический рост он не так уж важен, он даже опасен. Если мы говорим о целях устойчивого развития, если мы экономически будем расти. Конечно мы не можем отказаться от экономического роста. Он нам нужен», считает он.

Но у нас уже есть такое понимание, что оказывается можно не обязательно расти 9-10%, достаточно 2-4% роста ВВП, чтобы создать устойчивое общество и устойчивую экономику.

«За это время мы устроили рентную экономику, где основное богатство этих 50- 160 богатых людей в Казахстане, оно происходит не за счет создания национального богатства. Во-первых, за счет вывоза ресурсов; Во-вторых, за счёт вывоза капитала», констатирует исследователь.

У нас, оказывается, в 1991 году коэффициент Джини составлял 0,25. Достаточно такое эгалитарное общество было.

«Могут сказать, что это было равенство бедноты. Был такой устойчивый средний класс. За каких-то 5 лет этот коэффициент удвоился. Он стал 0,51. Его нигде не публиковали», сообщил К.Акижанов.

Если взять РФ, например, полтора триллиона долларов хранится за рубежом. Это средство миллиардеров.

По его мнению, Россия и Казахстан можно назвать как братья-близнецы.

«У нас отличие только в том, что у них есть ядерное оружие, у нас нет.  Структура экономики, характер политических режимов, экономическая идеология у нас один в один. В России данные о неравенстве появились. Там говорят, что 10% россиян контролируют 83% национального богатства. Я бы сказал, что это третья стадия рака. Но это не неизлечимо. Нужно пересматривать политико-экономическую идеологию нашей страны», считает ученый.

Он сожалеет, что в таком важном документе, который называется «Национальный  план развития страны до 2025 года» вообще не упоминается эта проблема.

А бедность у нас происходит из-за неравенства, уверен он.

«Главный вопрос в том, что президент К.Токаев поднял этот вопрос прогрессивного налога. Человек с достаточно сильными полномочиями поднял один из самых важных вопросов. Но как он решается, вернее не решается, показал, как наша политическая элита настроена», отмечает он.

По его мнению, прогрессивное налогообложение является одним из главных элементов создания эгалитарного общества. Где концентрация богатства.

А этот вопрос у нас просто застрял и застопорился. Нигде не обсуждается, ни в правительстве, ни в парламенте, ни учеными.

«Как самое прогрессивнее предложение президента Токаева, как его похоронили, говорит о том, какая модель экономического развития, точнее не развития у нас доминирует. У нас не могут начать меры по созданию общество более-менее равномерного распределения богатства. Для этого нужно ввести прогрессивное налогообложение», считает он.

Нужно также провести земельную реформу. В Японии, в Южной Корее и в Европе поняли, что страна не может развиваться, когда 5% контролирует 80% земли.

«У нас абсолютно низкий уровень членства в профсоюзах. Это говорит о политической франшизе. У нас трудовой класс, рабочий класс вообще не имеет прав. Нужна в первую очередь демократизация трудовых отношений», предлагает он решение.

Наша модель это модель капитализма 19 начала XX века, поэтому нужно сделать следующее, считает он:

  • Во-первых, надо понять где мы находимся. Поставить диагноз.
  • Вторая задача — понять чего мы хотим достигнуть.
  • Идеологию изменить, цель поставить.

«Тот президент, тот глава государства, который решит вопрос более-менее равномерного распределения доходов, он на века останется в истории», считает К.Акижанов.

По его мнению, причина всего то, что у нас произошла «латиноамериканизация» экономики: политический режим как в латинских странах в 60-70 годах. Долларизация экономики, кратковременный рост экономики. Эмигрируют не совсем бедные люди и мы теряем национальное богатство. Мы субсидируем развития этих богатых стран, через молодых, образованных и умных людей.

Экономист привел еще такой пример:

В Великобритании выяснилось, что в Ирландии Google заплатил налога всего 50 000 долларов. А сделал 20 млрд. Страшный скандал начался. Люди об этом догадывались. И общество стало обсуждать, зачем нам этот Google. А он говорил: я у вас в девяностых годах создал «ирландское чудо». Тогда в Ирландии проводили либеральную политику, чтобы привезти в страну таких транснациональных компаний. Когда они пришли, им сделали чуть ли нулевую налоговую шкалу.

А Ирландия одна из самых пострадавших стран от экономического кризиса 2008 года и таких примеров куча.

«То, что решение президента не то что заволокитили, а уже похоронили, это уже о многом говорит. Нам не нужно техническое сопровождение либо технократическое решение, как реформа налоговой службы. Нам нужно политическое решение. У нас, вместо того, чтобы некоторые проблемы в корне решать, просто накрывают пластырем опухоль», заключил К.Акижанов.